Our activist:

Али

Раньше люди не говорили о контрактах с французской фирмой AREVA на добычу урана в Нигере, а только о соглашениях с Францией в области обороны. Все делалось за закрытыми дверьми; урановая тема была табу. Все делалось за закрытыми дверьми; это была сделка между правительством и компанией — держать все втайне от людей. Прозрачность позволит нам как обществу играть роль надзорного органа; конечно, это не решит всех проблем, но даст нам возможность отстаивать свои интересы.

Теперь много изменилось к лучшему. Люди теперь говорят об уране на улицах, говорят об уране каждый день. На сегодняшний день я вижу, как жители Нигера открыто ведут переговоры, они говорят с фирмой AREVA об изменении цен и условий контрактов.

Конечно, так было не всегда, нам прошлось пережить действительно трудные времена. Нам угрожали, на нас нападали из-за нашей работы. Наших сотрудников хватали прямо на улицах Ниамея. Нам приходилось сражаться, чтобы их вернуть.

Это побуждает меня к действию день ото дня, когда люди говорят мне: «Мы считаем, ты делаешь большое дело». Это заставляет думать, что мы делаем что-то полезное для сообщества, что мы служим какой-то конкретной цели. Начинаешь чувствовать, что тебе вверена благородная миссия. Несмотря на неудачи и трудности, когда видишь список сделанного тобой, чувствуешь, что многое уже достигнуто.

css.php