Our activist:

Ханна

«Мы начинали не как НПО, а как отдельные лица, пытающиеся что-то изменить к лучшему»

По образованию я агроном, и я всю жизнь проработала с фермерами. Я стала замечать, как добывающая промышленность соперничает за территорию с сельским хозяйством и как она вытесняют общественные земли. Я также наблюдала различия в уровне жизни и образования. Многие сельские сообщества не имеют голоса и не понимают, что произойдет в их судьбах, если будет сделан выбор в пользу так называемого «развития». Сообщества в добывающих регионах лишались привычного уклада жизни и теряли средства к существованию. Если у людей однажды отобрать землю, они утрачивают возможность жить. Женщины голодали; то немногое, что им доставалось, шло на нужды их семей.

Мой муж тоже по образованию агроном; он следил за осуществлением политики и за тем, как это отражалось на фермерах. Мы видели, что фермерам становится хуже из-за политики, направленной на разработку месторождений. Тогда мы решили воспользоваться возможностью предоставить им хотя бы некоторую информацию об их правах. Единственная причина тому, что фермеры не боролись за свои права, состояла в том, что они не знали о своих правах. Им нужна была такая информация, но они просто не имели к ней доступа.

Нам было нужно создать основу. Мы стали искать людей, разбиравшихся в политике добывающей отрасли, мы собрали их вместе и образовали группу, которая должна была разобраться в том, что это все значит. Затем мы приступили к работе по мобилизации и организации действий сообществ, которых у нас вначале было только два. Через три месяца у нас было уже восемь сообществ, которые вступили в переговоры в восемью различными транснациональными компаниями. Возможно, если бы мы знали, какое большое дело мы тогда затевали, мы бы не него решились, потому что это было нечто действительно огромное!

Я работаю с сообществами, уже пострадавшими из-за горных разработок, чтобы у них было право знать и право решать. Некоторые представители сообществ не говорят по-английски, но они все равно приходят на совещания городской администрации и цитируют соответствующие разделы национального закона о недропользовании. Сообщества говорят «нет» эксплуатации недр на их территории — просто потому, что они чувствуют, что у них нет полной информации.

Я не вижу нас самих в роли борцов от лица сообществ — мы просто помогаем им получить доступ к средствам борьбы за себя; информация — это способ обрести силу.

css.php